«Я ни о чём не жалею»: Алексей Сергеев о переезде в Канаду, важности агента в жизни спортсмена и прошедшем драфте НХЛ

«Я ни о чём не жалею»: Алексей Сергеев о переезде в Канаду, важности агента в жизни спортсмена и прошедшем драфте НХЛ

Перед началом нового хоккейного года Ассоциация молодёжных медиа встретилась с игроком команды Квебек «Ремпартс», Алексеем Сергеевым. Он начинал свою хоккейную карьеру в родном Рыбинске (Ярославская область), а после этого играл в «Химике» (г. Воскресенск). После 3-х летней карьеры в Воскресенске Алексей оказался в системе ярославского «Локомотива». После сезона в казахстанском «Снежном Барсе», Алексей переехал в Канаду, играть за «Ремпартс» (г. Квебек). Хоккеист поделился своими впечатлениями от жизни и хоккея в Канаде, а также рассказал, как готовится к будущему сезону 2019/20.

Беседу ведёт Андрей Бабаян.

– Алексей, о твоём начале карьеры уже было достаточно вопросов, расскажи нам как ты оказался в системе ярославского «Локомотива» и как в итоге перебрался в Канаду?
– Из-за того, что «Химик» не попал на Первенство Москвы, где играют сильнейшие команды (ЦСКА, Динамо, Локомотив и др.), мной и моим отцом было принято решение поехать на просмотр в Ярославль, так как, во-первых, это всё-таки ближе к дому, а, во-вторых, ярославские команды выступали и продолжают выступать на Первенстве Москвы. Так, сезон 2014\15 я начинал в системе «Локомотива». А уже спустя 3 сезона было принято решение двигаться дальше, мне захотелось «другого» развития своей хоккейной карьеры и я надеялся попробовать свои силы в Северной Америке, в частности в Канаде, так как я считаю, что эта лига (CHL — канадская хоккейная лига) сильнее. Было интересно поиграть в североамериканский хоккей, на другом более высоком уровне.

– По-началу наверняка были какие-то трудности: как в Канаде, так и Ярославле? Как прошёл твой переход в новую команду и с чем ты столкнулся?
– В новой команде в ярославском клубе я не играл примерно 3 месяца, потому что был конфликт с воскресенским «Химиком» — спортшкола не хотела меня отпускать. Хотели за меня определённую сумму, как в хоккее сейчас есть. Я даже, если честно, сам об этом не знал. Дело решалось несколькими судами, в которых оба раза побеждал «Локомотив». Стороны условились, что если после

18 лет я подписываю профессиональный контракт с ХК «Локомотив», то «Химик» получает определённое денежное вознаграждение. После «Локо» я не сразу оказался в Канаде и продолжил свою карьеру в Нур-Султане (Казахстан) за команду «Снежные барсы». И уже спустя сезон с казахской командой, на драфте CHL меня выбрала команда «Ремпартс» (г. Квебек), за которую я и провёл прошедший сезон.

– Какого это переехать совершенно одному в другую страну? Хоть Казахстан — это и соседи России, но всё-таки… Были ли сложности в адаптации?
– Сложностей с обустройством и адаптацией почти не было, так как я с 14 лет жил отдельно от родителей (на спортивной базе в Ярославле). Часовой пояс тоже не слишком варьируется с Москвой (+ 3 часа); может быть, первые несколько дней не мог уснуть, но в дальнейшем всё нормализовалось.

Единственная сложность — другой хоккей. Это всё-таки был уже уровень МХЛ (молодёжная хоккейная лига) – всё намного быстрее, жёстче и т.д.

А вот при переезде в Канаду сложностей уже было больше. Основная — это чужой язык.

– Языковой барьер — это проблема даже для туристов, как тебе удавалось работать с иностранными коллегами?
– При переезде в Канаду мне говорили подучить английский язык, чтобы было проще в команде: при общении с игроками, тренерами и персоналом. Уже в самом начале после переезда я достаточно хорошо всё понимал: что мне говорят и объясняют. Но ответить не мог. Первые 3 месяца я почти не разговаривал, и это было для меня проблемой. На тренировках серьёзных проблем не было. Я в основном всё понимал. Даже если что-то было не понятно на словах, тренер рисовал на планшете. Это позволяло лучше понимать задачи. Кроме языкового барьера, для меня стал сложностью и новый часовой пояс. Это уже разница не в три часа, а в целых 7! Первые несколько дней засыпал, принимая специальные таблетки для сна. Со временем привык…

 

8xsqh2Je8yk
z9uNyHzeZmU

 

– Вливаться в новый коллектив, в новую страну, в новый хоккей — это, естественно, сложно. Кто тебе помогал справляться с навалившимися трудностями?
– У нас в команде играл швейцарский хоккеист русского происхождения, Филипп Курашев, он весь сезон активно мне помогал: переводил, подсказывал как? что? и куда? Рассказал про команду, про ребят. Думаю, без него как в быту, так и на льду было бы сложнее. У нас одинаковый «хоккейный взгляд», который отличается от североамериканского хоккея: передачи, взаимодействие между друг другом, открывание, игра в одно касание.

Филипп, конечно, много помогал в общении с коллегами, но не обошлось и без учителя: после тренировок у меня были двухчасовые занятия с репетитором четыре раза в неделю. Спустя где-то полгода я уже мог нормально ответить, даже рисковал давать интервью без помощи Филиппа (улыбается).

– Россия, Казахстан, Канада… Твоя карьера развивается очень даже стремительно. Считаешь ли ты, что важную роль в этом играет агент или молодому хоккеисту с талантом можно пробиться и самостоятельно?
– Мне кажется, если нет человека, который может тебе помочь: раскрыть тебя, подсказать, предложить дальнейшее развитие – это очень трудно. Всё равно нужна поддержка со стороны. Когда у тебя контакт с тренерским штабом не налажен или какие-то недопонимания, агент может переговорить и с тренерами, и с тобой. Конечно, агент играет большую роль в карьере спортсмена как в хоккее, так и в других видах спорта.

– Агент для тебя — это поддержка только в профессиональном плане или при переезде в другую страну есть наставления и в бытовом плане?
– Раз в две недели мы созваниваемся или переписываемся. Он мне звонит узнает, как дела. Следит за моими матчами, даже иногда смотрит матчи в режиме онлайн, также созванивается с тренерами – обсуждает мою игру; подсказывает мне, где нужно прибавить в хоккейном плане. В быту общие советы даёт, например, как побыстрее привыкнуть к новому часовому поясу и так далее.

– У тебя с Филиппом один агент, легендарный хоккеист Игорь Николаевич Ларионов. Как ты считаешь, чем должен обладать игрок, чтобы привлечь внимание такого специалиста?
– Игрок должен быть, как говорится, игровитым: обладать нестандартным мышлением и видением поля.

– А кто тебя поддерживал в новой стране ещё кроме Филиппа и Игоря Николаевича? Как тебя приняла канадская семья, в которую тебя определили?
– Я попал в небольшую семью: муж с женой и ребёнок 11-ти лет. Семья – очень замечательная, тепло меня приняли и я смог с ними сдружиться. Они активно помогали мне по ходу сезона и поддерживали меня после неудач. О каких-то конфликтах не могло даже и речи идти. Даже находясь в России, мы каждый день переписываемся и всегда на связи.

– Поддержка семьи — это важно! После сезона в Канаде, ты бы предпочел жить там или вернуться к родным в Россию?
– Мне понравилось жить в Канаде. Ну, если мои родные и близкие были бы со мной там, то, конечно же, я бы жил в Канаде. Главный фактор комфорта для меня — это, всё-таки, наличие близких рядом.

– В первые дни переезда в Канаду что тебе больше всего бросилось в глаза: какие отличия от России? Я говорю не только о хоккее; наверное, даже больше о быте. Что ты для себя отметил?
–Хороший вопрос. Во-первых, я думаю отношение друг к другу вне дома, где-то на улице: отношение к другим людям отличается. Особенно в аэропорту, когда я только прилетел и не знал, куда вообще податься, мне помогли местные работники дойти до нужной стойки, показали, где посадка на следующий рейс (из Монреаля в Квебек).

– На твой взгляд, в России люди более не дружелюбные?
– Просто немного другое отношение. И всё! (улыбается)

 

AapEGzrZj8o

 

–Канадская кухня отличается от российской? Что ты для себя нашёл нового из еды?
– Именно канадской кухни нет – это смесь всех кухонь мира. Мне понравилась лазанья, которую готовили на ужин в моей семье (канадской); бывало, что у нас на ужин были гамбургеры. Даже, когда мы с командой обедали, нам пару раз их давали, для меня это было как-то непривычно, ведь я привык на обед есть первое, второе. Это вполне нормально у них – съесть несколько бургеров на обед.

– При таком «гамбургерном» соблазне удавалось ли придерживаться полезного питания или все-таки больше балуешь себя?
– Я, конечно, слежу за тем, что ем, но иногда могу съесть что-то сладкое – всё равно на тренировках это всё уходит. Если вижу что-то вкусное, то пробую это. В Канаде было много необычных сладостей, которых нет в России.

– В ходе беседы ты упоминал, что у вас с Филиппом свой «хоккейный взгляд», который отличается от североамериканского хоккея. Какой же он этот канадский хоккей?
– Самым первым отмечу профессиональный подход к каждому игроку в Канаде. В отличии от России – к тебе относятся, как к профессионалу. Например, подбор формы – тебе дают то, что тебе нужно (размеры, модели, бренды); к тебе приезжают представители разных компаний, снимают мерки, слепки ног для коньков, учитывают предпочтения по загибу крюка на клюшке. А в России выбора по форме было немного – что клуб закупал, то и выдавали, всем одинаковое и стандартное. Конкретно у нашего клуба меня ещё и разминка поразила. У русскоговорящих ребят, с которыми я об этом говорил, в других командах была обычная разминка. А мы перед игрой минут за 40 до выхода на лёд (игроками команды) закрываемся в раздевалке, включаем музыку и начинаем танцевать: человек в центре круга показывает движения, а все повторяют. Затем, также с музыкой, идёт растяжка. Настроение у всех боевое, все подпевают. В конце разминки мы кричим имя одного определённого парня, который должен выйти в круг и на припеве станцевать, причём, если команда выиграла, то перед следующей игрой танцует этот же игрок. По началу для меня это было необычно, ни разу такого не видел.

– А как это влияет на настрой перед игрой? Тебя это не разлаживало?
– Я сначала долго не мог понять, как можно так разминаться. Но после командной разминки у тебя есть время самостоятельно размяться и подготовиться.

– По ходу сезона ты показывал хороший результат. Но в регулярном сезоне у вас было много поражений, с чем ты это связываешь?
– Жалко, не удалось завершить сезон и поиграть в плей-офф из-за травмы. Думаю, я бы смог помочь своей команде пройти дальше. А что касается поражений… Это молодёжный хоккей – ты можешь 10 игр выиграть, потом 10 игр проиграть. Есть команды, которые шли весь сезон на первых местах, и против таких было играть тяжелее, там ребята были опытнее. Задача была – выйти в плей-офф, мы её выполнили.

– Сейчас период межсезонья. Чего больше в твоём графике тренировок или отдыха?
– Когда я прилетел домой (середина апреля), конечно, нужно было недели 2-3 отдохнуть и восстановиться. После этого я начал потихоньку заниматься, поддерживать физическую форму. А уже ближе к сезону количество и интенсивность тренировок начинаю увеличивать.В североамериканских лигах, в отличии от России, у нас нет предсезонных сборов, поэтому мы готовимся индивидуально. Мне такой подход ближе. Самостоятельно я, конечно, могу сходить на пробежку или в зал, например, но основные тренировки я доверяюсь специалистам.

– Ты не был выбран в прошедшем драфте НХЛ (июнь 2019). Какие эмоции переживаешь? Ещё не всё потеряно? Что ждёт игрока, которого не задрафтовали?
– Время у меня ещё есть, буду стараться попасть на драфт в следующем году. На мой взгляд, когда тебя драфтуют, ты уже находишься под крылом у одного из клубов НХЛ. Это даёт возможность проходить сборы в клубе, выбравшем тебя: потренироваться с другими выбранными ребятами и звёздами НХЛ, поучиться у них как на льду, так и в раздевалке.

– Если это не секрет, поделись своими целями и задачами на будущий сезон: чего бы хотел добиться, если учитывать, что в этом году будет проходить молодёжный чемпионат мира по твоему возрасту?
– С командой (Квебек «Ремпартс») хотелось бы выиграть кубок и, конечно же, попасть в молодёжную сборную России, чтобы выиграть золото на чемпионате мира.

– Завершая интервью, хочу узнать твоё мнение: если у игрока появляется возможность играть «за океаном», то такой возможностью стоит пользоваться каждому или всё индивидуально?
– Я, конечно, не могу советовать, но, уехав в Канаду, я ни о чём не жалею. Игрок должен понимать, для чего ему этот переезд, и нужен ли он вообще.

Желаем Алексею продуктивного сезона и новых успехов в профессиональном плане. До встречи в новом сезоне!

bg-bJcjKUcU
upB1_XIQ9JQ