ЗК-429

ЗК-429

9 апреля 2019 года на сцене Боярских палат СТД прошел спектакль по пьесе Михаила Булгакова “Зойкина квартира”. Режиссер спектакля — Григорий Южаков, выпускник ГИТИСа.

Спектакль заявлен с элементами иммерсивности и импровизации. И это действительно так. Игра с сознанием начинается с момента, когда зрителям дают пропуск в ЗК 429 и предлагают отправиться в комнату ожидания, освещаемую красными софитами под звуки старого проигрывателя. Игра началась, а спектакль? В какой именно момент организаторы при входе перевоплотились в актеров? Длинный красный коридор, по которому зрителей ведут в зал, заставляет потеть ладошки и учащает сердечный пульс. А чёрные неподвижные манекены и такие же неподвижные люди, которых вы проходите мимо, приводят нервные клетки в суетливый пляс. Вход в зал также весьма эпичен. Вместо привычных красивых дверей в зал перед вами распахиваются черные пакеты, за которыми скрыто маленькое помещение, где кажется и сцены, так называемой, нет.

С самых первых минут спектакля приходит понимание, что все актеры идеально подобраны под пьесу Булгакова, где Зойкина квартира является прототипом Москвы НЭПановского времени. Скандальность, лживость,пристрастность — те составляющие, которые мы замечаем и должны замечать в игре актеров. Прекрасная и опасная Зоя Денисовна Пельц (Марина Волкова); скромная и тихая, да “в тихом омуте..”, Манюшка (Татьяна Филинных); зависимый Павел Федорович Обольянинов (Дмитрий Заволокин); любитель черных дверей Анисим Зотикович (Родион Галюченко); обаятельный и не менее хитрый дворянин Александр Тарасович Аметистов (Дмитрий Акриш); влюбленный поэт и по совместительству тайный агент Ванечка (Алексей Ушаков); китаец Херувим ( Семён Барков); влюбленный в Манюшку Газолин (Михаил Соколов); мечтающая сбежать во Францию Алла Вадимовна (Янина Исаичкина); и, конечно, богатый, но в итоге несчастный Борис Семёнович Гусь (Виктор Ворзонин) подарили зрителям незабываемый вечер в ЗК 429.

В Зойкиной квартире не существует стен, в ней есть только актеры, зрители и парочка атрибутов в виде старого фортепиано, черных манекенов и французских “подлинников” картин. Кстати, о фортепиано. Спектакль получается весьма музыкальным благодаря этому инструменту, который смело можно отнести к главному действующему “лицу”. Он является то временным разделением комнат, то участником скандалов, то швейной или все же “опиумной” машинкой. С его помощью спектакль наполняется и устрашающими звуками, и весьма весёлыми песнями “портних”.

Как незаметно спектакль начинался, так же незаметно он и заканчивается. У зрителей нет возможности поблагодарить актеров своими аплодисментами, их прогоняют посреди всего происходящего. “Соседи спят, нельзя шуметь…”

Автор: Анна Фирстова

qUvsfZ-7C9w
JX0oauP8Jcs
h2UhJwo_iA0